RSS Feed

Дискуссия о предмете социальной психологии в 20-е годы.
Страница 1

Психологические материалы » Социальная психология - прошлое, настоящее и будущее » Дискуссия о предмете социальной психологии в 20-е годы.

В истории советской социальной психологии можно выделить два эта­па этой дискуссии: 20-е гг. и конец 50-х — начало 60-х гг. Оба эти этапа имеют не только исторический интерес, но и помогают более глу­боко понять место социальной психологии в системе научного знания и способствуют выработке более точного определения ее предмета.

В 20-е гг., т.е. в первые годы Советской власти, дискуссия о предмете социальной психологии была стимулирована двумя об­стоятельствами. С одной стороны, сама жизнь в условиях послере­волюционного общества выдвинула задачу разработки социально-психологической проблематики. С другой стороны, идейная борь­ба тех лет неизбежно захватила и область социально-психологи­ческого знания. Как известно, эта идейная борьба развернулась в те годы между материалистической и идеалистической психоло­гией, когда вся психология как наука переживала период острой ломки своих философских, методологических оснований. Для судь­бы социальной психологии особое значение имела точка зрения Г.И. Челпанова, который, защищая позиции идеалистической пси­хологии, предложил разделить психологию на две части: социаль­ную и собственно психологию. Социальная психология, по его мнению, должна разрабатываться в рамках марксизма, а собствен­но психология должна остаться эмпирической наукой, не зависи­мой от мировоззрения вообще и от марксизма в частности.[1] Такая точка зрения формально была за признание права социальной психологии на существование, однако ценой отлучения от марксистских философских основ другой части психо­логии.[2]

Позиция Г.И. Челпанова оказалась неприемлемой для тех пси­хологов, которые принимали идею перестройки философских ос­нований всей психологии, включения ее в систему марксистского знания.[3] Возражения Челпанову при­няли различные формы.

Прежде всего была высказана идея о том, что, поскольку, будучи интерпретирована с точки зрения марксистской философии, вся психология становится социальной, нет необходимости выделять еще какую-то специальную социальную психологию: про­сто единая психология должна быть подразделена на психологию индивида и психологию коллектива. Эта точка зрения получила свое отражение в работах В.А. Артемова.[4] Другой подход был предложен с точки зрения получившей в те годы по­пулярность реактологии. Здесь, также вопреки Челпанову, пред­лагалось сохранение единства психологии, но в данном случае путем распространения на поведение человека в коллективе ме­тода реактологии. Конкретно это означало, что коллектив пони­мался лишь как единая реакция его членов на единый раздражи­тель, а задачей социальной психологии было измерение скорос­ти, силы и динамизма этих коллективных реакций. Методология реактологии была развита К.Н. Корниловым, соответственно ему же принадлежит и реактологический подход к социальной психо­логии.[5]

Своеобразное опровержение точки зрения Челпанова было •редложено и видным психологом П. П. Блонским, который одним из первых поставил вопрос о необходимости анализа роли социальной среды при характеристике психики человека. Для него «социальность» рассматривалась как особая деятельность людей, связанная с другими людьми. Под такое понимание социальности подходила и «деятельность» животных. Поэтому предложение Блонского заключалось в том, чтобы включить психологию как биологическую науку в круг социальных проблем. Противоречие между социальной и какой-либо другой психологией здесь также снима­лось.[6]

Еще одно возражение Челпанову исходило от выдающегося советского физиолога В.М. Бехтерева. Как известно, Бехтерев вы­ступал с предложением создать особую науку — рефлексологию. Определенную отрасль ее он предложил использовать для реше­ния социально-психологических проблем. Эту отрасль Бехтерев назвал «коллективной рефлексологией» и считал, что ее предмет — это поведение коллективов, поведение личности в коллективе, условия возникновения социальных объединений, особенности их деятельности, взаимоотношения их членов. Для Бехтерева такое понимание коллективной рефлексологии представлялось преодо­лением субъективистской социальной психологии. Это преодоле­ние он видел в том, что все проблемы коллективов толковались как соотношение внешних влияний с двигательными и мимико-соматическими реакциями их членов. Социально-психологичес­кий подход должен был быть обеспечен соединением принципов рефлексологии (механизмы объединения людей в коллективы) и социологии (особенности коллективов и их отношения с условия­ми жизни и классовой борьбы в обществе). В конечном итоге пред­мет коллективной рефлексологии определялся следующим обра­зом: «изучение возникновения, развития и деятельности собраний и сборищ, проявляющих свою соборную соотносительную дея­тельность как целое, благодаря взаимному общению друг с другом входящих в них индивидов».[7]

Страницы: 1 2 3 4


Теория Ж. Пиаже
Ж. Пиаже исходил из нескольких основных положений. Прежде всего — это вопрос о взаимоотношении целого и части. Поскольку в мире нет изолированных элементов и все они либо являются частями более крупного целого, либо сами дробятся на мелкие составляющие, взаимодействия между частями и целым зависят от структуры, в которую они включены. В ...

Аддиктивное поведение у наркозависимых подростков
Расстройства, связанные с приемом опийных препаратов, чаще связывают с функционированием желудочно-кишечной системы и головного мозга. Специалисты, работающие с аддиктами, хорошо знают, что практически всегда потребляемый опийный препарат загрязнен различными веществами, которые имеют белый или серый цвет. Вся «грязь», попадая через кро ...

Виды внушения
Внушение подразделяется на непосредственное и опосредованное [15]. Непосредственное – прямое воздействие на людей [15]. Прямое внушение - достигается путем непосредственного словесного воздействия эмоционально насыщенным, повелительным тоном [15]. Словесная формула при этом имеет вид прямой речи, обращенной к объекту воздействия. В ней ...